29c42f24     

Росоховатский Игорь - Звезды На Карте



Игорь РОСОХОВАТСКИЙ
ЗВЕЗДЫ НА КАРТЕ
Он снова видел: темно- зеленая мгла... Дно моря... Обросшая,
ракушками скала - остатки погибшего корабля. Около нее, медленно
переставляя ноги, бродят квадратные фигуры его товарищей водолазов.
Скрещиваются лучи прожекторов. Яркое пятно останавливается на одном
из водолазов. Он держит в руке поводок, а на нем - маленькая обезьянка.
Она строит забавные рожи. Это кажется невероятным. И все же, вопреки
законам природы, обезьянка живет. В глубине, где давление воды достигает
сотни тонн, где даже в глубоководном скафандре не разрешается быть
больше двадцати минут, гримасничает обезьянка...
А потом - острая боль в пояснице. Он просит поднять его на
поверхность. Думает: "Неужели это то, о чем предупреждал врач; - ушиб
позвоночника пять лет назад?"
Он лежит в полутемной комнате и вспоминает. В памяти словно включился
невидимый магнитофон, и он слышит голос врача. И слова, и голос
неприятные, сухие, безразличные к нему, к его судьбе: "В результате
ушиба у вас нарушены нервные связи. Представьте себе, что в сложном
электрическом аппарате в некоторых местах оборваны провода Биотоки не
могут нормально циркулировать. Отдельные органы не получают сигналов из
мозга, или же сигналы доходят до них в искаженном виде. Энергия
вырабатывается и тратится организмом неразумно. И в конечном счете в
одних органах образуется избыток ее, в других - недостаток... "
Врач говорил о нём, о Диме Колесникове, как о какой-то электрической
машине. И Диме хотелось сказать в ответ что-то резкое, обидное. Но он
промолчал...
Дима сумел сделать так, чтобы никто на работе не узнал о
предупреждении врача. Он и сам бы забыл об этом, если бы иногда не
появлялись сильные боли в пояснице. Он думал: пройдет...
Дима смотрит в окно. Сквозь стекло льется зеленоватый свет, напоминая
светящиеся глубины моря. За окном мелькают тени людей, машин, а ему
кажется, что это рыбы - мелкие, мирные, и хищные, кидающиеся на добычу с
разинутой пастью.
О чем бы Дима ни вспоминал, память возвращала его к тому дню. Потому
что именно с того дня мир изменился. Комната, в которую он забегал лишь
иногда и плохо помнил расположение вещей в ней, теперь стала для него
Вселенной, достойной изучения. Вот пятно на потолке, похожее на краба с
перебитой клешней. Краб еще не сдался врагу, но его судьба уже решена.
Дима может подолгу рассматривать трещину на потолке, находить
объяснение, почему она прошла так, а не иначе. Он старается думать о чем
угодно, только не о себе и не о близких людях. Раньше, когда он был
здоров, двигался, люди казались ему другими. Он верил в Леночкину
"любовь навсегда", в Сашкину "дружбу до гроба". Они продолжали заходить
и теперь, говорили утешительные слова, но Леночка слишком часто и
жалобно произносила "клянусь, я никогда не разлюблю тебя", а Саша
посматривал на часы. Что ж, с тех пор как Дима перестал ходить, прошло
три года...
Даже мама - всегда добрая, ласковая, заботливая. Он и не знал, что ее
забота может казаться такой навязчивой...
Иногда он рассказывал родным и знакомым о том дне, когда все
началось, и о гримасничающей обезьянке в глубинах моря. Ему не верили.
Он видел по глазам. Они думали, что обезьянка - бред, начало его
болезни.
Но Дима знал, что это было наяву и что это никакого отношения не
имеет к болезни. Простое совпадение. И он бы очень удивился, если бы
кто-то ему сообщил, что обезьянка имеет отношение к его выздоровлению, в
которое он уже почти перестал верить...
Дима думае



Назад