29c42f24     

Росоховатский Игорь - Встреча Во Времени



Игорь Росоховатский
Встреча во времени
Зубчатая линия горизонта была залита кровью. Солнце умирало, испуская
последние длинные лучи и прощаясь с землей.
А он стоял у ног гигантских статуй и оглядывался вокруг. Он смутно
чувствовал: тут что-то изменилось. Но что именно? Определить невозможно.
Тревожное беспокойство не оставляло его...
Он был археологом. Его худощавая, слегка напряженная фигура казалась
моложе, чем лицо, коричневое, обветренное, с усталыми, обычно слишком
спокойными глазами. Но когда они, вглядываясь в знакомый предмет,
оживлялись, вспыхивали, казалось, что этот человек сделан из того же
огненного материала, что и солнце, под которым он ходит по земле.
Теперь его звали Михаилом Григорьевичем Бутягиным, а когда он был здесь
впервые, она называла его лМиша", ставя ударение на последнем слоге.
Это было пять лет назад, когда он собирал материал для диссертации, а
Света занималась на последнем курсе. Она сказала: лЭто нужно для дипломной
работы",Ч и он добился, чтобы ее включили в состав экспедиции. Вообще она
вертела им, как хотела...
Михаил Григорьевич всматривается в гигантские фигуры, пытаясь
вспомнить, около какой из них, на каком месте она сказала: лМиша, трудно
любить такого, как ты...Ч И спросила, задорно тряхнув волосами: - А может
быть, мне только кажется, что люблю?" Губы Михаила Григорьевича дрогнули в
улыбке, потом застыли двумя напряженными линиями.
лЧто здесь изменилось? Что могло измениться?" - спрашивал он себя,
оглядывая барханы. И снова вспомнил с мельчайшими подробностями все, что
тогда произошло.
...Направляясь в третье путешествие к останкам древнего города, четыре
участника археологической экспедиции отбились от каравана и заблудились в
пустыне. И тогда-то среди барханов они случайно обнаружили эти статуи.
Фигура мужчины была немного выше, чем фигура женщины. Запомнилось его
лицо, грубо вырезанное,Ч почти без носа, без ушей, с широким провалом рта.
Тем более необычными, даже неестественными на этом лице казались четко
очерченные глаза. В них можно было рассмотреть ромбические зрачки,
синеватые прожилки на радужной оболочке, негнущиеся гребешки ресниц.
Фигуры статуй поражали своей ассиметрией. Туловище и руки были очень
длинными, ноги короткими, тонкими.
Сколько участники экспедиции ни спорили между собой, не удалось
определить, к какой культуре и эпохе отнести эти статуи.
Ни за что Михаил Григорьевич не забудет минуты, когда впервые увидел
глаза скульптур, У него перехватило дыхание. Он остолбенел, не в силах
отвести от них взгляда. А потом, раскинув руки, подчиняясь чьей-то чужой,
непонятной силе, пошел к ним, как лунатик. Только ударившись грудью о ноги
статуи, он остановился и тут же почувствовал, как что-то обожгло ему
бедро. Он сунул руку в карман и охнул.
Латунный портсигар был разогрет, как будто его держали на огне.
Михаил пришел в себя, оглянулся. Профессор-историк стоял абсолютно
неподвижно, с выпученными глазами, тесно прижав руки к бокам. Он был
больше похож на статую, чем эти фигуры.
Даже скептик Федоров признался, что ему здесь лкак-то не по себе".
Когда Светлана увидела фигуры, она слабо вскрикнула и тесно прижалась к
Михаилу, инстинктивно ища защиты. И ее слабость породила его силу.
Он почувствовал себя защитником - сильным, стойким,Ч и преодолел страх
перед глазами статуи.
Очевидно, правду говорили, что в археологе Алеше Федорове живет физик.
Он тайком совершил археологическое кощунство - отбил маленький кусочек от
ноги женской стату



Назад