29c42f24     

Росоховатский Игорь - По Образу И Подобию



Игорь Росоховатский
По образу и подобию...
Научно-фантастический рассказ-шутка
I
С острым любопытством и восхищением Бум-Восьмой наблюдал, как старшие
собирались на Мыслище. Вот из голов Бесшовно-Бесшабашного, Смело-Сварного,
Фотонно-Податливого, Болт-Спотыкающегося и Болт-Тугодума высунулись
контактные пластины. Вспыхивали искры. Затрещало, зашипело, запахло озоном.
Пластины сомкнулись. Это означало, что соединились мозги Именитых. Сейчас
они мыслили, как единый коллективный мозг, и Мысль пробегала от одного к
другому - по кругу, дополняясь в соответствии с индивидуальностью каждого.
Затем начинался второй круг Мысли, где ее нещадно секли и подгоняли,
понукали ласками и окриками, рассматривали под различными углами зрения. Ее
подымали на гребне объединенной энергии всех и опускали до оригинального
взгляда одного. Мысль на Мыслище дрессировали, как лошадь, хотя вместо
конского пота здесь раздражающе пахло паленой изоляцией и озоном. После
каждого круга ее взвешивали снова и снова, прежде чем выпустить на арену в
строю сестер, с причесанными гривами и серебряными уздечками; в строю,
который будет называться Решением. А уж оно определит поведение всех
космонавтов-бумов - Именитых и пока Безымянных, неопытных, как Бум-Восьмой,
не заслуживших еще имени. Мыслище Именитых решит, задержаться ли всем на
этой планете для детального изучения ее или поспешить к центру новооткрытой
Галактики, оставив здесь несколько бумов, а то и просто отряд роботов для
разведки и составления Местной Энциклопедии.
На обратном пути, когда звездолет будет возвращаться к дальнему своему
созвездию, можно будет на основании Местной Энциклопедии решить, отнести ли
планету к Годным для освоения или Негодным.
Мыслите продолжалось в глубоком молчании, которое нарушалось лишь
легким потрескиванием от общих мысленных усилий.
Безымянные бумы терпеливо ожидали. Среди них были и механики, и
разведчики, добывшие для Мыслища необходимые данные, нырявшие в реки или
продиравшиеся через лесные дебри. Они напряженно перебирали в памяти все
подробности своего рейда: не забыли ли сообщить чего-нибудь важного для
Мыслища, какой-нибудь детали о строении грунта или поведении обитателей?
Хотя им давали пока лишь самые простые задания, каждое выполнялось на
пределе возможностей, и в качестве наказания достаточно было применить
отстранение от работы.
Любой бум уже с первого дня своего создания подчинялся Великому
Инстинкту - скорее наполнить информацией пустую память; и Кодексу Морали,
указывающему, как это сделать, не противопоставляя себя коллективу (в
словаре бумов это называлось "не выставляться").
Сначала бумы учились в школах трех ступеней, затем учителя распределяли
их на работу согласно способностям и тайным указаниям Именитых. Попасть в
касту космонавтов-разведчиков считалось успехом для каждого юного бума.
Мыслище окончилось. С треском разомкнулись контактные пластины,
некоторые из Именитых тут же уснули, давая отдых мозговым блокам; иные
открывали органы-батареи, подставляя их световым лучам, чтобы поскорее
восполнить утраченную энергию. К Безымянным обратился Бесшовно-Бесшабашный.
Мозг его, правда, в это время уже глубоко и безмятежно спал, включив лишь
магнитозапись Решения и органы-громкоговорители:
- Путь намечен. Мы создадим из местных материалов биороботов и оставим
их на этой планете. Ша-ша-ша, именно биороботы почувствуют себя своими среди
обитателей планеты. Ша-ша-ша (эти звуки говорили не о предусмотрительности
Мыслища



Назад