29c42f24     

Росоховатский Игорь - Азы



Игорь Росоховатский
Азы
- Ваше изобретение похоже на анекдот, профессор, - сказал академик
Т.Б.Кваснин. - Знаете, что вы "изобрели" и как назывались когда-то ваши
"азы"?
Он раскрыл 2-й том "Жизни животных"...
(Из газеты "Передовая наука" - органа Академии наук).
Профессор Аскольд Семенович Михайлов - мой друг и однокашник. Только
поэтому он разрешил мне заглянуть в "святая святых" - в его дневник. С
профессором мы учились вместе в школе, начиная с шестого класса, и ни разу
не подрались. Он списывал у меня сочинения, я у него - решения
математических задач. Его мозг работал уверенно и быстро, как
вычислительная машина, был надежен, как арифмометр. Но Аскольд отнюдь
никогда не слыл сухарем. Всегда - с друзьями, всегда - улыбчивый,
внимательно-прищуренный, доброжелательный, - он умел соглашаться там, где
я бы непременно затеял жаркий спор и нажил врагов. Он соглашался, кивая
большой головой с красивым покатым лбом, а потом доказывал свое.
Мы выбрали его старостой, комсоргом, редактором стенной газеты, членом
учкома, председателем секции по плаванию, заместителем председателя
шахматного кружка, президентом Малой академии наук, объединявшей школьные
научные кружки целого района.
После школы наши пути разошлись. Аскольд поступил в университет, я не
прошел туда же по конкурсу, хотел завербоваться строителем на Луну -
здоровье подкачало, два года работал шофером в родном городе, учился
заочно в политехническом институте, бросил, перешел в автодорожный,
бросил, поступал в театральный - не приняли, начал писать стихи - их не
печатали, взялся за прозу - мои рассказы увидели свет в молодежном
журнале. Я поступил в литературным институт.
С Аскольдом Михайловым мы встретились, когда я уже был известным
писателем, а он - руководителем лаборатории Объединенного научного центра
бионики имени академика Курмышева.
Аскольд мало изменился внешне, даже пробор в его густых волосах был
таким же идеальным, как прежде. Профессор Михайлов сделал то, чего никогда
бы не позволил себе школьник Михайлов, - "спасовал". Он так обрадовался
мне, что не пошел на заседание научной секции, и мы болтали часа три без
передышки. Самые лучшие друзья у каждого - друзья детства и ранней
молодости. Хотите знать - почему? У меня есть свое мнение на этот счет, но
я умолчу о нем. А вот один французский писатель сказал: "Тогда тигрята и
котята, ягнята и волчата играют вместе".
Я, конечно, не совсем согласен с этим утверждением - ведь люди не звери
и не животные, с которыми экспериментирует мой друг Аскольд Михайлов.
Однажды он пригласил меня в виварий и показал бесконечные ряды клеток с
табличками.
- Ты различаешь этих белых мышек поименно? - удивился я.
- Они одинаковы только на первый взгляд, - уверенно ответил он. - Вот
сейчас я должен выбрать троих для очень сложных опытов. Если выберу не
тех, опыты могут провалиться.
И он посмотрел на животных сосредоточенным и оценивающим, каким-то
"выборочным" взглядом.
Я вспомнил, что так он часто смотрел и на нас, когда, например, надо
было отобрать команду пловцов для участия в соревнованиях...
Не очень часто, но все же регулярно мы продолжали встречаться с
Аскольдом. Скорее всего нас - таких разных - влекла друг к другу тоска по
бескорыстной дружбе, которая остается у людей с детства на всю жизнь,
толкая их на бесконечные поиски и заставляя любить школьных друзей.
Однажды я застал Аскольда совершенно подавленным и растерянным. Я даже не
представлял, что он может быть таким.
- Что случ



Назад