29c42f24     

Ронкин Александр - Встреча



Александр РОНКИН
ВСТРЕЧА
- Папа, - сказал я своему отцу, когда мне надоело копать,
- может, продадим дачу? Раньше хоть на рыбалку ездили...
- Не болтай! - отрезал отец. - Тебе лишь бы не работать!
- Он шутит, отец, - успокоила его моя мама, - давайте-ка
мойте руки. Обедать пора - у меня все готово.
- А Максимка руками берет! - наябедничала моя дочь.
- Ябеда! - сказал я.
- Я не ябеда! - надулась дочь. - Я все маме расскажу! Я
не твоя, я мамина, вот так!
- Если мама ругает, - сказал я, - она папина, если папа
ругает - она мамина. Что только из нее вырастет, хотел бы я
знать...
- А интересно, - вдруг спросила жена, - если бы при рож-
дении ребенка можно было заранее узнать, что из него полу-
чится...
- Знаешь, что вырастет ученый, - подхватила мысль моя ма-
ма, - сразу условия соответствующие ему создать. В школу с
уклоном...
- Знаешь, что преступник, - поддержал мой папа, - сразу в
тюрьму!
- Остряк-самоучка! - сердито отрубила мама. И на этом
разговор закончился.
Что в тебе заложено, Человек? Что сокрыто в твоем малень-
ком розовом тельце? Что спрятано под этими тонкими вьющимися
шелковистыми волосиками?
Вот лежите в ряд - трехкилограммовые человечки, туго спе-
ленатые, в крике разинув рот, и даже самая опытная няня раз-
личает вас только по бирочкам. Какой же пророк, какая безум-
ная машина возьмет на себя смелость предсказать ваше буду-
щее?.. Но если сделают когда-нибудь такую машину, которая с
умопомрачительной точностью предскажет нам ваше будущее, что
тогда? Что же нам тогда делать?
Ах, как хорошо бы знать наперед, что вот этот Малыш обя-
зятельно станет архитектором. Сколько сил и средств сэконо-
мит общество! Оно уже не будет делать из Малыша ни футболис-
та, ни пианиста. Замечательно! Выгодно! Удобно!
Но если мы узнаем заранее, что этот нежный, ласковый,
смешно гукающий комочек станет проклятием человеческого ро-
да, что тогда? Что делать нам? Как поступить? И есть ли от-
вет на этот вопрос?
...Селектор запищал тонкой пронзительной нотой.
- Операционная, - сказал доктор и сердито нахмурил брови.
- Доктор? - заверещал селектор. - С вами говорит Дежурный
Вычислитель Расчетного Бюро. Как чувствует себя ваш пациент?
- Еще живой... - усмехнулся Доктор.
- Сколько по-вашему продлится операция?
- Час, полтора, - нерешительно пробурчал Доктор и, помол-
чав, добавил: - Может быть, два...
...Дежурный Вычислитель зацокал языком - це-це, а у него
лимит 1 всего тридцать восемь тысяч. Можно не уложиться...
- Я бы попробовал... - нерешительно сказал Доктор.
- Вы рискуете, Доктор. Я считаю своим долгом вам напом-
нить, что в случае перерасхода, вы заплатите из своего лими-
та. Поэтому вы вправе отказаться от операции.
- Я попробую уложиться в лимит пациента. - Доктор старал-
ся не смотреть на селектор.
- Смотрите, Доктор, не просчитайтесь, ведь ваш лимит не
такой уж и большой...
- Я знаю, - Доктор опустил глаза. - Я буду делать опера-
цию.
- Хорошо. Можете начинать. Ваша операционная подключена к
Главной Машине.
Селектор выключился, а под потолком щелкнуло и засвети-
лось огромное табло с цифрой 38000 - все, на что мог рассчи-
тывать пациент.
Ассистент и сестры привычно заняли свои места. Доктор,
бросив невидящий взгляд на ненавистное табло, буркнул: "На-
чали! " Раздался резкий щелчок, и цифра на табло стала мень-
ше, Доктор работал быстро. Но еще быстрее таяли цифры на
табло.
Оно уже показывало 37500, а потом - 37200, 36900...
Где-то далеко, за тысячи миль от госпиталя, в



Назад