29c42f24     

Романов Роман - 'заяц'



Роман Романов
"Заяц"
Из окна, если посмотреть влево, был виден Кутузовский проспект. На фоне
современных домов-гигантов очень эффектно выглядело небольшое
тридцатиэтажное здание, которое все называли, не вдумываясь в смысл, тремя
буквами СЭВ.
Вообще весь проспект Калинина с его изогнутыми домами очень нравился
туристам, и архитекторы старались сохранить его в первозданном виде, так как
весь ансамбль давал ясное представление о старой Москве восьмидесятых годов.
Впрочем, за огромными лесными террасами и буйной растительностью
парков, покрывавшими крыши зданий, очень трудно было увидеть в перспективе
весь этот затерявшийся ансамбль памятника архитектуры. Люди, живущие в
скромных квартирках изогнутых домов, не хотели никуда уезжать, они уже
привыкли и смирились с некоторыми неудобствами старых домов проспекта.
Теплый июньский ветер как паруса надувал занавеси открытого окна.
Солнце садилось, прячась за пик гостиницы "Украина".
У окна молча стояли двое мужчин. Картина заходящего солнца приковывала
к себе своим вечным величием. Молчание длилось недолго. Его нарушил молодой
человек.
- Я очень доволен, что вы мой гость и что мы наконец видим с вами наш
обычный земной пейзаж.
Молодой человек подошел к письменному столу и, порывшись в журналах,
сказал:
- Между прочим, я могу вам подарить журнал с рассказом о вас... Да, да.
Наши беседы не прошли даром. - И, найдя нужный журнал, подошел к гостю. -
Помните ваш рассказ о вынужденном пребывании в космосе?.. На орбите Луны?..
Вот как это выглядит.
Капитан только что вернулся из длительного рейса на Землю, и после
легкого вина он сейчас находился в том состоянии, когда ему все нравилось.
Нравилось стоять у окна и видеть закат - земной, привычный. Нравилось
ощущать на лице ветер, обдувающий запахами цветов террас. Он взял журнал, и
обычная иллюстрация человека в скафандре на чертом небе вызвала в нем
улыбку.
- Да... Вот так оно и было. - Капитан перевернул страницу журнала.
Открылась вкладка. На цветной фотографии было изображение старинного здания
гостиницы "Россия" и совсем древних маленьких церквей, отражавших солнце в
своих золотых куполах.
- Если бы две тысячи лет тому назад мы увидели мир космоса так, как мы
его видим сейчас, то они сразу бы поняли, что одному боженьке создать все
это в шесть дней не под силу...
Капитан подошел к окну и, обращая свой взгляд к заходящему Солнцу,
медленно, со значением сказал:
- И все-таки я тоже верю... Нет, не в бога я верю... я как будто вижу,
ощущаю величие, мудрость творения природы... Природы. Мы заученно и привычно
говорим: формы движения, развития материи безграничны. Но заметьте, какие
формы развития берет на вооружение природа.
Капитан молча прошелся по комнате. И после раздумья сказал:
- Очевидно, не каждой звезде удалось расположить так удачно планетарную
систему, чтобы в ней оказалась такая жемчужина!
Молодой человек засмеялся.
- Вы так говорите о Земле, как о каком-то... произведении искусства.
- Так оно и есть. Природе непросто повторить точь-в-точь земной вариант
на других звездах. Впрочем, и у них есть свои уникумы. Но природа наделяет
живую материю удивительным свойством: размножением в огромной прогрессии.
Породив живую материю на Земле и где-то и на других звездах, вместе с тем
природа не могла нарушить свои же законы: гравитации, свойства космического
пространства; и вот я вижу мудрость природы в том, что она начинает
действовать ступенчато. Она создает человека с его умом и как бы
перепо



Назад