29c42f24     

Романов Пантелеймон Сергеевич - Кучка Разбойников



Пантелеймон Сергеевич Романов
Кучка разбойников
В одно из воскресений слободские мужики сидели на завалинке около избы
овчинника и толковали о новых порядках.
Говорили о том, что весь народ против, только вот завелась кучка
разбойников на деревне и безобразничает, и что все равно их дело не выйдет,
потому что народ хороший, помнящий и Бога еще не забыл. А раз народ весь
против, тут все равно ничего не сделаешь.
Проезжавший по деревне кузнец из соседнего села остановил лошадь и подошел
к говорившим поболтать и выкурить трубочку.
- Об чем разговор? - спросил он, присаживаясь и доставая кисет.
- Да вот об новом начальстве говорим, об этих разбойниках.
- А...- сказал кузнец, кивнув головой.- А у нас и все-то словно
взбесились, как злодеи сделались. Прежде Бога помнили, чужого не касались, а
теперь пондравилось: что чужое - давай сюда...
- Нет, у нас - слава богу, на редкость люди хорошие. Как заговорили эти
разбойники, чтобы отнимать у богатых землю и имущество, так все против были.
Прямо их в глаза разбойниками так и зовем.
- Да, это на редкость,-сказал кузнец, покачав головой. - А у нас такие
злодеи все, не дай бог. Что наше начальство-то это новое скажет, то и вали!
Отбирать у кого, выселять... там еще декрету такого не вышло, а они уж
стараются.
- Нет, у нас люди хорошие. Хоть бы один когда за них руку поднял - ни за
что! Они свое говорят, а мы напротив. На собрание нас позовут - говорите,
граждане, высказывайтесь... А мы молчим. Газет для нас выписали, а мы их все
на цигарки. Вот ей-богу.
- А у нас, братец ты мой, начали с земли помещицкой... "Кто за то, чтобы
отнять?" Все, как один человек.
- Обрадовались... Ах, сукины дети, разбойники. А у нас, когда первый раз
только заговорили, чтобы отбирать, так все такой шум подняли, что просто беда.
"Бога, - кричим, - забыли, разбойники! Вам на большую дорогу только впору
иттить"...- сказал овчинник.
- Да,- продолжал кузнец,- и отобрали, братец ты мой, землю.
- И никто не нашелся против? Все поднимали руки?
- Все.
- У вас, значит, все такие-то, как у нас эти пять человек?
- Выходит, так. А у вас, значит, землю совсем не тронули?-спросил кузнец.
Наступило молчание.
- Да нет, землю-то и мы отобрали...
- Кто же у вас-то постарался? Общество?
- Нет, какое там общество, общество все было против. Все вот эти пять
разбойников.
- Что ж это вы допустили-то?
- А ну их к черту, связываться еще. Отстранились, и кончено дело. Им
отвечать, а не нам. Подожди, ответят... Вот мы их тогда обнаружим. Ведь что,
сукины дети, делают! Андрей Степанович у нас, арендатор этот - человек, можно
сказать, первый сорт был, так эти разбойники постановили все у него отобрать,
а самого выселить, чтобы, говорят, гнезда эти с корнем вывести и ла но, а то
нынче тут хороший сидит, а завтра какой-нибудь злодей придет и опять кровь
будет пить. Ты можешь себе вообразить - плакали все мы-то.
- Плакали?
- Да. Человек очень хороший был. Все против были, как один.
- И пришлось выселять?
- Что ж сделаешь-то... И не то что выселили, а еще и растащили все до
последней щепки. Все через них, через окаянных, берите, говорят, а то другим
отдадим. Ну, известно, каждый думает, что раз все равно разберут, так уж лучше
мы возьмем, чем другие попользуются.
- И все эти пять человек в должности состоят? - спросил кузнец.
- Все до одного.
- Отчего ж так вышло-то?
- Оттого, что народ у нас хороший очень,-недовольно отозвался овчинник. -
Нешто богобоязненный и правильный человек пойдет на такую



Назад