29c42f24     

Ройфе Александр - На Суше И На Море



Александр РОЙФЕ
НА СУШЕ И НА МОРЕ
Как известно, "твердая" научная фантастика переживает сегодня серьезный
кризис. Юное поколение явно предпочитает помпезные фэнтезийные повествования,
не чураясь и простеньких боевичков с бластерами и звездолетами. Чем объяснить
такой выбор? Первое, что приходит в голову, - крушение тех надежд, которые
человечество возлагало на естественные науки, и, как следствие, доминирование
мистицизма над рациональным образом мышления. Ученые, воспринимавшиеся в
40-60-х в качестве провозвестников и организаторов общественного прогресса,
ныне стали замкнутой кастой, преследующей непонятные окружающим цели. Не
забудем и об известной исчерпанности круга литературных сюжетов и тем. Когда
современный фантаст берется писать о временных парадоксах, контактах с
инопланетянами, возможных путях развития цивилизации, он неизбежно идет по
чьим-то следам. Отсюда - ощущение вторичности произведения, утрата
читательского интереса. Это общие соображения, что же касается российской
фантастики, то в ней отмеченные тенденции проявляются предельно ярко.
Сегодняшнее засилье фэнтези и боевиков просто подавляет. И даже те немногие
писатели, кто хранил верность "твердой" НФ, подчас оказываются захвачены общим
потоком. Характерный пример - книга Александра Громова "Ватерлиния", вышедшая
в издательстве "ЭКСМО". Опубликованные в ней повесть "Наработка на отказ" и
роман Ватерлиния" составляют дилогию и потому особенно удобны для разговора о
творческой эволюции автора, который обратил на себя внимание в 1995 году
сборником "Мягкая посадка". Тогда появление этого сборника, куда была включена
и переизданная ныне повесть, стало небольшой сенсацией: не каждый день в НФ
приходят столь талантливые и щедрые на выдумку сочинители. Минувшие годы в
общем оправдали выданные авансы - упомянем хотя бы наделавший шуму роман "Год
Лемминга". Но вот "Ватерлиния" - это все же шаг назад для Громова, попытка
создать "развлекаловку", эксплуатируя когда-то найденные образы и темы.
В обеих частях дилогии действует одна и та же парочка главных героев -
Александр Шабан и Винсент Менигон. Они не совсем homo sapiens, их произвел на
свет Ореол - сообщество сверхлюдей, выведенных при помощи евгеники. Ореол
давно уже разорвал пуповину, связывающую его с остальным человечеством, и
пытается дистанциироваться от него. Но поскольку в деле производства новых
сверхлюдей иногда случается брак - малыши, в которых слишком много
"атавистического", - их снабжают ложной памятью и подбрасывают простым
землянам, где за ними присматривают так называемые Мусорщики. Одним из
Мусорщиков и является Менигон, а Шабан - его подопечный. В повести "Наработка
на отказ" они живут на планете Прокна, ресурсы которой привлекли внимание
человечества в эпоху освоения космоса. Экзотическая природа; сразу три формы
полуразумной жизни; фашистский переворот, инспирированный наркоторговцами, -
фантазия автора не знает предела. Впрочем, в конечном итоге фантаст, кажется,
испугался собственного размаха и быстренько свел все сюжетные линии в одну
точку. Что ж, дебютанту простительно...
Роман "Ватерлиния" написан куда более умелой рукой. Сюжет развивается
постепенно и логично, вставные эпизоды находятся точно на своих местах. Но
абсолютно никаких свежих идей! На Прокне шло соперничество за ресурсы - на
новой планете Капле, сплошь покрытой океаном и расположенной на перекрестье
торговых путей, сражаются за плавучие терминалы. В финале читатель убеждается,
сколь безду



Назад